gototopgototop
Поиск и подбор медперсонала
Сервіс запису паціентів

Отсасыватели медицинские

Андрей Якобчук: «В современной пластической хирургии на первый план выходит технологическое оснащение и личное мастерство врача»

Андрей Якобчук: «В современной пластической хирургии на первый  план выходит технологическое оснащение и личное мастерство врача»Андрей Якобчук – пластический хирург и онкомаммолог, имеющий большой опыт в реконструктивных и эстетических операциях. Карьеру он начинал в Николаевской больнице скорой помощи, где и осознал свое главное призвание – помогать людям становиться красивыми и здоровыми. Сегодня врач работает в киевской клинике пластической хирургии «Гармония», участвует в проектах самых рейтинговых телеканалов страны («За Живе», «Поверніть мені красу» – СТБ; «Говорить Україна» – ТРК Україна), дает советы читателям таких изданий, как «Обозреватель», «Forbes woman». А еще это невероятно харизматичный человек, который в эксклюзивном интервью для медицинского портала «Здоров-Инфо» рассказал о векторах развития пластической хирургии в Украине и о том, как приятно видеть счастливые глаза своих пациенток.

Почему вы стали пластическим хирургом?

Я окончил Запорожский государственный медицинский университет, проходил интернатуру по специальности «хирургия» в Николаевской больнице скорой помощи. И хотя готовили меня как общего хирурга, пластическая хирургия всегда вызывала у меня живой интерес. Дело в том, что в Украине нет специальности «пластическая хирургия», и все врачи, работающие в этой сфере, – переученные специалисты из других областей. После окончания интернатуры я нашел возможность переквалифицироваться в онокохирурга, чтобы бороться с раком молочной железы в онкологическом диспансере. Так я стал онкомаммологом. Борьба с раком груди и сегодня остается для меня одной из приоритетных в жизни, однако тогда стало очевидно одно: онкологической службе в нашей стране катастрофически не хватает новшеств и гибкости в принятии решений. До сих пор у нас операции, связанные с раком груди, заключаются или в полном, или в частичном удалении молочной железы, тогда как во всем мире практикуются одномоментные или отсроченные реконструкции. Это значит, что если опухоль локализована в какой-то доле груди, возможно ее подкожное удаление и одномоментное установление импланта молочной железы, что позволит женщине оставаться не только здоровой, но и красивой. Должен действовать мультидисциплинарный принцип, когда с онкобольной работают сообща пластический и онкохирург, химиотерапевт и лучевой терапевт. В Украине же такой практики, к сожалению, нет. Я одним из первых сделал первичную реконструкцию молочной железы в Николаевском онкодиспансере. Онкопластическая хирургия постепенно вовлекла меня в эстетическую, так я стал пластическим хирургом. Но я и сегодня продолжаю проводить вторичные реконструкции груди после рака молочной железы и консультировать своих пациенток как онкомаммолог.

Вы работали и в государственных, и в частных медицинских учреждениях. Почему вы полностью ушли в частный сектор?

Частная медицина для меня – это не попытка выйти на более высокие материальные доходы, зарабатывать деньги. Это попытка оградить себя от той огромной бюрократической машины, закостенелой, еще советской системы здравоохранения, которая существует в государственном медицинском секторе. Это стремление работать в человеческих условиях и думать об интересах пациента, а не о том, где взять расходные материалы и на каком оборудовании делать операции. В этом и есть вся суть. Лучше работать в частном секторе, помогая людям, может быть в меньшем объеме, зато оберегая себя от профессионального выгорания.

Вы участвуете в международных форумах и конференциях по пластической хирургии. Что нового появилось в этой сфере за последние годы?

Все методы и приемы пластических операций описаны 50 и даже 100 лет назад. Становление и расцвет пластической хирургии – это период Первой и Второй мировых воен, когда было большое количество раненных, нуждавшихся в реконструкциях внешности. Нельзя не учитывать тот факт, что в немецких концлагерях проводились опыты над людьми, направленные на поиски новых принципов хирургического вмешательства, что повлияло и на развитие пластической хирургии в частности. Сейчас на конференциях мировые светила спорят о том, сколько сантиметров должен быть в длину тот или иной шов. Наступила эра, когда на первый план выходит технологическое оснащение клиники и личное мастерство врача.

Также стоит отметить, что меняются оболочки имплантов, технологии их изготовления направлены в сторону большей биологической инертности, чтобы не вызывать отторжения в человеческом организме. Также отмечается возврат к классическим методикам фейслифтинга. Малоинвазивные методики, которые использовались последние 20 лет в операциях на лице, показали себя как недостаточно эффективные. Общий тренд в хирургии, в том числе и в пластической – выполнение операции с помощью робота. При условии хорошего качества сигнала, хирург может находиться в Киеве и делать операцию человеку, который пребывает, к примеру, в Кейптауне, с помощью современных технологий. Все это становится нашей реальностью и будет развиваться все больше и больше.

Участвует ли частная пластическая хирургия в каких-либо социальных проектах? Если да, то на каких условиях?

Такое иногда бывает, к нам обращаются волонтеры или телеканалы для участия в разных программах помощи. Например, это может быть операция для участника АТО, или же телевизионный проект по улучшению внешности героя, пострадавшего в автокатастрофе и тому подобное. В таком случае хирург отказывается от своего гонорара и работает бесплатно, а расходные материалы покрываются телеканалом, благотворительным фондом или государством.

Какова минимальная стоимость операции по увеличению груди в вашей клинике?

На этот вопрос очень сложно ответить, потому что каждый случай индивидуален. Если пациентка здорова, не имеет каких-либо противопоказаний к операции, вся работа вместе с имплантами обойдется в 110-120 тыс. грн.

После операции нужны ли будут какие-либо коррекции, или возможно сделать раз и на всю жизнь?

30 % пластических операций, в независимости от мастерства хирурга и поведения пациентки во время реабилитации, требуют плановых коррекций в будущем. Операция – это всегда риски: возможны непрогнозируемые процессы рубцевания и т.д. Сделать раз и на всю жизнь возможно, но предугадать это невозможно.

Что вам дает членство в Клубе пластических хирургов Украины?

Это некоммерческая организация, я бы назвал ее клубом по интересам. Ее организовал мой коллега, замечательный пластический хирург Василий Васильевич Храпач. Клуб пластических хирургов – прекрасная площадка для обмена опытом, обсуждения сложных случаев, советов, озвучивания профессионального мнения по тому или иному вопросу.

Вы довольно тесно сотрудничаете с телевиденьем и прессой. С какой целью вы участвует в различных проектах?

Рынок пластической хирургии довольно жестокий: врач на 70 % остается врачом, а на 30 % становится деятелем шоу-бизнеса, медийной личностью. Лишнее появление в кадре говорит о том, что доктор востребован, что он профессионал, от которого можно получить полезный совет. Мне интересно поделиться своим мнением и опытом с людьми по онкологической, маммологической и хирургической части.

За свою карьеру вы проконсультировали более 40 000 женщин. Как это вообще возможно?

Это цифры, которые собирались в процессе получения мною медицинских категорий,  начиная с первого дня работы в онкологии и маммологии. У меня были рекорды, когда в день я консультировал 100-120 человек.  И сегодня моя рабочая неделя состоит из 2-3 операционных дней, остальные – консультации. Лучшим стимулом для дальнейшей работы для меня остаются счастливые глаза пациенток.

Беседовала Ольга Куприянова
© Медицинский портал Здоров-Инфо 
При использовании материалов статьи активная гиперссылка на zdorov-info.com.ua обязательна

Поиск клиники




Алкофарм